Артист балета, Народный артист России и Северной Осетии, ректор Академии русского балета Николай Цискаридзе стал гостем «Вечернего шоу Аллы Довлатовой» на «Русском Радио» во вторник, 11 февраля.

«Есть ли в балете бытовуха?» — поинтересовалась ведущая. «Я думаю, в каждой профессии есть своя бытовуха», — улыбнулся гость.

Беседа продолжилась блицем, посвящённым одному дню из жизни Николая Цискаридзе.

Расскажи про своё утро. Во сколько встаёшь и приходишь на работу, что ешь на завтрак?

— Я всегда вставал рано. А на завтрак очень много лет ел глазированные сырки, но теперь прихожу на работу и завтракаю кашей в столовой — гречневой или перловой без всего на воде.

Когда-нибудь считал калории?

— Никогда. Я просто смотрю на объём брюк. 

Что делаешь в пробках?

— Раскладываю пасьянс в телефоне или сплю. Вообще, я в машине всегда засыпаю, поэтому не сижу за рулём. Конечно, за рулём бы я не уснул, но не хочу этого напряжения.

Если не ведёшь учеников, встаёшь к станку сам?

— Я вообще не встаю к станку с тех пор, как стал ректором. Хотя иногда надо бы заниматься, чтобы тело ожило, мышцы подтянулись... Хотя я вроде бы ещё ничего.

Где обедаешь?

— Обедаю также в столовой, кушаю всё постное. Дети едят намного более вкусную еду, чем я.

А ты не любишь что ли поесть?

— Люблю! Я мясо люблю. Иногда позволяю себе съесть огромный стейк. Но всё же стараюсь не злоупотреблять едой.

Если вечером у тебя мероприятие, где ты переодеваешься? Есть у тебя своя гардеробная?

— Ну конечно. У меня огромный кабинет со своим закутком.

Во сколько ложишься спать?

— Раньше ложился в 23:30, а сейчас — уже ближе к полуночи.

Снятся сны?

— Ой, всегда. Я летаю, танцую, иногда как ребёнок. Я очень впечатлительный, порой как что посмотрю... Вот после «Игры престолов» во сне были сплошные драконы. У меня абсолютно детское восприятие реальности.

«Можно ли сказать, что балет — это жестокое дело?» — спросила Алла Довлатова. «Оно не жестокое, оно муторное. Когда ты выходишь на определённый уровень в профессии, то, конечно, становишься рабом лампы. Ты должен следить за собой. Чтобы все трюки, которые ты выполняешь на сцене, ты мог выполнить и в любой другой момент. А ведь самые сложные элементы в балете почти всегда в самом конце, когда ты уже устал», — поделился Николай.

«Эта профессия с каждым годом становится всё более невыносимой, если ты звезда», — добавил он.

Почему бытует мнения, что балет — самый конкурентный вид спорта? Существует ли в балете феминизм? О какой профессии для сына мечтала мать Николая Цискаридзе и исполнил ли он эту мечту? Узнайте ответы из записи «Вечернего шоу Аллы Довлатовой» на «Русском Радио»!